Дети Запорожья лого

Есть для кого расти

11 марта 2019, 21:00 962 Автор: Вера Шенгелия, специальный корреспондент Русфонда www.kommersant.ru Четыре года со дня основания Домика

Домик — так все называют Свято-Софийский социальный дом — это маленький, организованный по семейному принципу первый частный дом для детей и молодых взрослых с тяжелыми множественными нарушениями развития. Русфонд благодаря своим читателям поддерживает Домик с момента его основания. В прошлом году Русфонд перечислил Домику 11 млн руб., что составляет 21% всего финансирования.

Домик начался с волонтерской группы службы помощи «Милосердие». Волонтеры приходили сначала к детям в интернат. В самое тяжелое отделение — там все дети лежали целыми днями, не умели говорить, не развивались, раскачивались и бились головою о бортик кровати. Потом волонтеры во главе со Светой Бабинцевой (тогда — Емельяновой) стали привозить этих детей на занятия в Центр лечебной педагогики, я ходила туда помогать.

Самой старшей девочке, Оле, на тот момент исполнялось 16 лет, мы понимали, что через два года ее переведут в психоневрологический интернат, ПНИ, где она точно не выживет: Оля не могла ходить, все время сидела с примотанными к телу руками, а если их освобождали, била себя по голове. Так и возникла тогда казавшаяся абсолютно абсурдной идея — взять Олю и еще 21 ребенка из ее группы и вырвать их из системы. Нашлось помещение на улице Крупской, вещи, мебель. И деньги, которые стал собирать Русфонд с помощью своих читателей. С тех пор прошло четыре года. Домик официально теперь называется не «детский дом», а «социальный». Это значит, что и 18-летних подопечных, которых называют «молодые взрослые», отсюда никуда не переводят. А ведь именно перевод детей в ПНИ был нашим главным страхом, когда только появился Домик. Все знали, что бывает, когда детей переводят в ПНИ по достижении 18 лет,— обычно из группы в 16 человек выживают трое-четверо.

Молодых взрослых теперь в Домике несколько: та самая Оля; Федя, который не видит и не говорит, но прекрасно поет; Настя, которая ближе к совершеннолетию произнесла свои первые слова; Данила, который не говорит и любит лежать на полу, прижавшись щекой к полу или чему-нибудь вибрирующему; другой Даня, у которого колено было изогнуто в неправильную сторону, но теперь он окреп, может ездить на коляске и ходить на костылях; Сережа, который непрерывно вызывал у себя рвоту, чтобы почувствовать хоть что-то, а теперь стал известен как главный белокурый красавец Домика, он ходит в школу и, говорят, влюблен в учительницу; Миша, которого до 16 лет все носили на руках, такой он был малюсенький, а потом вдруг превратился в настоящего взрослого юношу.

Это, кстати, еще один важный итог четвертого года работы Домика: дети подросли. В буквальном смысле — стали больше весить, стали выше ростом. Я хорошо помню, как мы с волонтерами разглядывали в раздевалке уличную обувь детей, которых тогда только привозили из интерната,— сапоги 12-летних мальчиков выглядели как сапоги детсадовской группы. Размер одежды у подростков был как у шестилетних детей.

Психологи и психиатры нам позже объяснили, что это последствия депривации, а не диагнозов — в младенчестве у этих детей не было эмоциональной привязанности, не было близкого взрослого, сенсорной стимуляции, им как будто не для кого было расти. В Домике мы сразу договорились, что у каждого ребенка будет свой собственный близкий взрослый. Так многие дети начали ходить, одни научились обходиться без памперсов, другим сделали жизненно необходимые операции, абсолютно все пошли в разные специализированные школы, абсолютно все в первый раз в жизни съездили в лагерь или в санаторий на море, все купались, все были в музее, магазине, парикмахерской, на елке. Абсолютно все подросли. Четверых детей забрали домой, в семьи.

Светлана Бабинцева, директор Домика, говорит, что ребята будут жить в Домике столько, сколько нужно. А в будущем она мечтает для них о жизни на земле. О жизни общиной и в сельском доме.

Мне кажется, это и есть самый главный итог четырехлетнего существования Домика: детям есть куда и для кого расти. Можно расти рядом с людьми, которых ты знаешь и которые тебя любят, и быть уверенным, что в 18 лет твоя жизнь не оборвется, что тебя не отправят, как по этапу, в страшное незнакомое место.

Фонд «Счастливый ребенок» — эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Им нужна наша помощь
Виктория Четвертак
Виктория Четвертак

Врождённые пороки развития головного мозга

Помочь сейчас
Илья Солошенко
Илья Солошенко

Муковисцидоз (кистозный фиброз), тяжелое течение

Помочь сейчас
Артур Керимов
Артур Керимов

Симптоматическая миоклоническая эпилепсия

Помочь сейчас

В 2020 вы помогли на сумму, грн.

6 961 114

Расходы фонда в 2020
161 больным детям 4 364 009 грн.
Мед. оборудование: 296 020 грн.
Детдомам для инвалидов: 747 421 грн.
Детcкому экоселу: 391 833 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 154 498 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 221 586 грн.
Служебные расходы: 761 632 грн.
Всего расходов: 7 191 928 грн.

Всего с 2007 оказано помощи, грн.

77 173 845

Ребенку нужна семья