Дети Запорожья лого

Как найти себе семью

26 апреля 2006, 0:00 3796 Автор: Ирина РОЖОК, Львов Украинская газета "День", №220, 2005

Как найти себе семью знают пятеро сирот со Львовщины.

«БЫЛ ОДИН РЕБЕНОК, А СТАЛО ШЕСТЕРО», — ТАК ЛЮБИТ ПОВТОРЯТЬ МАМА МАРТА. САМИ ЖЕ ДЕТИ УТВЕРЖДАЮТ, ЧТО СРЕДИ НИХ ЦАРИТ ПОЛНОЕ СОГЛАСИЕ И ВЗАИМОПОНИМАНИЕ

Когда я спросила в Добромыле, где находится улица Ноябрьская, местная жительница, продававшая недалеко от Ратуши газеты, мне сразу сказала: «Вы, наверное, идете к той семье, где воспитывают пятерых девочек и одного мальчика? Да, это хорошие люди, они делают благородное дело. Вы сразу узнаете их дом».

И действительно, узнать дом на улице Ноябрьской было нетрудно. Просторный дом, чистый двор, гуси и фигурка Божьей матери у самого входа во двор, а возле нее — много-много цветов, которые уже успел припорошить снег...

Навстречу мне вышла женщина с большим тазом в руках, полным белья, и приветливо улыбнулась. «Я — Марта, заходите в дом. Я скоро вернусь. А вы с детьми пока познакомьтесь», — сказала хозяйка дома.

Маруся, Наташа, Рая, Вероника и Олежка... И еще Николай — их папа. Дети наперебой называли имена своих сестренок и братика. «Должна еще Маричка прийти. Она пошла за хлебом и другими покупками. Она у нас старейшая — ей пятнадцать лет. А Марта наши вещи стирает», — объяснили дети. Они казались веселыми и радостными, самыми обыкновенными детьми, не знавшими ни горя, ни лишений.

Но, как выяснилось из их рассказов, раньше в этом же доме им жилось несладко. Дети хором, перебивая друг друга, начали рассказывать о том, как над ними издевались их предыдущие воспитатели — Любовь и Владимир, которые кроме пятерых девочек на воспитании к тому же имели еще пятерых своих сыновей.

«Своим детям они позволяли все, а нам ничего. Летом нас не выпускали во двор, говорили, что там очень жарко, а зимой тоже не позволяли выходить вообще, потому что там очень холодно. Вот мы и сидели дома. Четыре года с нами так обращались. Воспитатели нам постоянно угрожали, что если мы что-то кому-то расскажем, то нам вырвут языки», — рассказала Маруся.

Однако Владимира в конце концов приговорили к двум годам лишения свободы, а его жена где-то и дальше продолжает воспитывать своих сыновей. «Когда воспитатели ушли от нас, мы были очень рады. Покидая дом, они забрали все, что могли унести, — даже кабель телефонный обрезали. К нам тогда пришла мама Вера — мать Марты. Она была такая хорошая», — с грустью рассказывает Наташа.

Именно тогда девочки впервые узнали, что такое настоящая любовь. У них появилась настоящая мама, которая их всему учила, которая делала с ними уроки и лечила их израненные детские души.

«Мама долго раздумывала, идти ли к этим детям. Дети — это большая ответственность. Их нельзя оставить или предать, потому что их уже предали и оставили родные родители. Мы тогда помогали маме. Потом она умерла. Тогда дети приходили к нам и просили, чтобы мы их не оставляли. Меня они постоянно спрашивали, когда ты к нам придешь? Вот так я и пришла к ним. Теперь у меня вместо одного ребенка шестеро», — вспоминает Марта.

Кажется, период лишений и горя для этих девочек миновал. Они живут в своей семье с Мартой, Николаем и их родным сыном Олегом. И все здесь, как в самой обычной семье. Девочки помогают своим родителям- воспитателям, а родители помогают им. Хотя не хватает денег. «Нам здесь никто почти не помогает, — говорит Николай. Нас же финансируют из бюджета района. А район каждый месяц выдает на ребенка 400 грн. И больше ничего. А ведь только одна пара сапог стоит 100 грн.? Спасаемся своими силами — огородами, держим свиней, бычка, кур, гусей». Изредка этой семье помогают благотворительные организации. Однако это было всего несколько раз, а потом о них опять забыли.

«Городские власти также реально нам ничем не помогают. Они только приходят и спрашивают, готовы ли мы к зиме?» — говорит Марта. Дом, где живет эта семья, из восьми комнат. И каждый год требует ремонта, на который чиновники очень неохотно выделяют средства. К тому же, за все коммунальные услуги родители-воспитатели платят сами, без каких-либо льгот. Зимой за газ приходится платить до 200 грн., еще около 40 грн. — за воду, столько же — за свет.

Однако несмотря на финансовые трудности, Марта и Николай утверждают, что уже не смогут оставить этих детей никогда. И дети верят в лучшее — такие они от природы оптимисты.

КОММЕНТАРИЙ

В последнее время все чаще звучит тема альтернативных форм воспитания детей-сирот, которые должны вытеснить или заменить систему интернатов. В чем плюс новаций? С этим вопросом «День» обратился к заместителю министра по делам семьи, молодежи и спорта Татьяне КОНДРАТЮК:

— В своей работе мы имеем главный ориентир — интересы ребенка и защита его законных прав. Поэтому все наши действия направлены на гуманизацию воспитания. Наша цель — сделать все возможное, чтобы у обездоленных детей появилась возможность жить и воспитываться в семьях. И сколько бы ни звучало «убаюкивающих» заявлений, что интернаты лучше, чем улица, — доказывать ущербность существующей системы незачем. Ее «патология» была очевидна давно, но при этом прочно вплетена в такую же несостоятельную систему опеки и попечительства. В механизме работы этой системы интересы ребенка вообще не были предусмотрены: появился сирота — местный орган опеки и попечительства всегда имел под рукой самое доступное решение: интернат, где на попечении находится по 250 — 300 детей, материальные ресурсы на уровне советских времен, а наказание — чаще всего единственная форма воздействия и воспитания. Так, на протяжении десятка лет ребенок пребывал в состоянии полной оторванности от жизни, не имея даже элементарного житейского и семейного опыта, а затем оказывался на пороге самостоятельной жизни: без жилья, профессии, работы. А вслед за этим появлялись трагические показатели попыток самоубийства, преступности, бродяжничества.

Сегодня эту систему предстоит кардинально менять, и в этом смысле развитие семейных форм воспитания является приоритетной задачей, осуществить которую можно поэтапно, проведя целый ряд реформ. Со временем система интернатов утратит всякое значение, потому что финансироваться будут дети, а не учреждения, где они содержатся. Совместно с Министерством финансов Украины мы разрабатываем совершенно новую систему финансирования ребенка. Формула этой социальной реформы проста: «Деньги ходят за ребенком», а не ребенок туда, где они есть. В результате, механизм защиты ребенка начнет работать так, как ему положено — в его интересах, реализуя право ребенка жить и воспитываться в семье.

Такие формы семейного воспитания, как приемные семьи и детские дома семейного типа схожи между собой в главном — это семья, а не учреждение, а разница этих форм заключается лишь в количестве детей, которые там воспитываются.

Чаще всего мы говорим, что дети нуждаются в семьях, но поверьте, что сегодня и семьи нуждаются в детях. Об этом свидетельствует ежедневное количество писем, которые приходят в Министерство от семей, получивших отказ местных органов исполнительной власти в усыновлении. Мы тщательно изучаем обстоятельства каждого отдельного случая и поддерживаем каждую семью. Мы убеждены, что в Украине есть достаточный «семейный потенциал» и среди бездетных семей, и среди обеспеченных, воспитывающих 1—2 ребенка, но вполне готовых усыновить ребенка-сироту. Нашей нации присуще чувство милосердия и, если человек понимает, что он может сделать что- то реальное, — не надо переворачивать весь мир, надо просто взять за руку одного ребенка, — он это сделает и сделает от души. Наша задача — создать все условия, чтобы не погасить это желание, а всячески его поддерживать и поощрять.

Исчезновение старых «заторов» и поддержка со стороны государства обязательно поможет проявиться потоку желающих усыновить ребенка.

Сейчас Министерство социальной политики рассматривает наше предложения о поддержке семей, которые усыновили ребенка. Речь идет выплате разовой материальной помощи — 8,5 тыс. гривен, которые предусмотрены при рождении ребенка, так как в случае усыновления, в семье тоже «рождается» ребенок и его появление предполагает немалые расходы на одежду, обустройство и прочие хлопоты. Кроме того, мы предложили предоставлять родителям оплачиваемый 3-х месячный отпуск, чтобы семья могла легче пройти первичную адаптацию, которая требует постоянного контакта с ребенком и решения многих вопросов — оформления в поликлинику, школу, садик и пр.

Что касается государственной поддержки приемных семей и детских домов семейного типа, она предусмотрена и запланирована в бюджете на 2006 год: на детей до 6 лет — 1000 грн., старше 6 лет — 1200 грн., из которых 30% — это зарплата родителя-воспитателя или приемного родителя. Предстоит большая работа, но она вполне выполнима и со стороны государства, и со стороны общества, потому что есть главное осознание того, что чужих детей не бывает.

Фонд «Счастливый ребенок» — эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Им нужна наша помощь
Виолетта Юрченко
Виолетта Юрченко

Хроническая болезнь почек, 5 стадия

Помочь сейчас

В 2022 вы помогли на сумму, грн.

23 857 747

Расходы фонда в 2022
146 больным детям 3 264 632 грн.
Мед. оборудование: 475 181 грн.
Гуманитарная помощь: 6 619 991 грн.
Детям с инвалидностью: 9 544 026 грн.
Детcкому экоселу: 515 218 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 1 040 247 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 110 204 грн.
Служебные расходы: 952 398 грн.
Всего расходов: 22 630 973 грн.

Всего с 2007 оказано помощи, грн.

111 483 445

Ребенку нужна семья