Детские дома и интернаты Запорожья

Роковой поворот...

Страшная авария заставила запорожцев Павла и Аниту забыть о гордыне. Теперь эта пара, несмотря на инвалидность, находит в себе силы помогать другим

Автор: Аня Геращенко, Журнал "Полина"
Опубликовано: 2010-01-13 18-00-00  Просмотров: 2812




Мужчина и женщина, держась за руки так, словно боялись потерять друг друга, не спеша шли мне навстречу. И даже если бы я не знала кого ожидаю, все равно обратила бы внимание на эту пару. В железобетонном городе, с пульсирующим потоком машин, они показались мне такими беззащитными и одинокими. «Словно две маленькие щепочки, которых вот-вот захлестнет волна» -почему-то возникла ассоциация. Первое впечатление о хрупкости оказалось обманчивым. Капризной фортуне, гораздо легче потопить «большой корабль», нежели сделать что-либо с этими двумя людьми. Анита и Павел Сычевы, бывшие профессиональные автогонщики, потерявшие после автокатастрофы здоровье, имущество и всех друзей, утверждают, что только сейчас стали жить по-настоящему счастливо.

Неразлучные

Родились герои нашей истории на далеком севере Росии: Анита в Магадане, а Павел на Чукотском полуострове. Встретили друг друга в стенах магаданского педагогического института, где вместе учились на факультете физкультуры и спорта. Павел говорит, что это была любовь с первого взгляда. С тех пор, они уже не расставались ни на один день. По окончании учебы продолжили спортивную карьеру в автоклубе «Трамплин». Автомобильный спорт стал и работой, и главным увлечением всей их жизни. Он был тренером и гонщиком одновременно, она работала методистом и была штурманом. «Вся наша жизнь была на колесах, мы объездили практически весь Советский Союз, принимая участие в соревнованиях по авторалли. И везде выступали в составе одного экипажа: я -гонщик, Анита-штурман» -вспоминает Павел. Задача штурмана не из легких, ведь гонщик ведет машину, следуя его указаниям. И при этом, в любых ситуациях, чтобы ни произошло, штурман обязан не терять самообладания и давать команды четким, спокойным голосом. За час до старта мы получали «легенду»-описание маршрута, которому должны следовать. Анита, как штурман, обязана была не только рассчитать скорость и заранее сообщать о поворотах, но и следить за техническим состоянием машины(во время соревнований), и даже иногда подменять гонщика. Ведь маршрут соревнований включает не только специальные скоростные участки, но и обычные дороги, по которым ездят другие машины ( там штурман ведет машину, пока гонщик отдыхает). Вдоль всего маршрута расположены контрольные пункты, на которых участники обязаны отмечаться. И приезжать к ним надо в четко установленное время: поспешишь-будешь ждать, опоздаешь- получишь штрафные баллы. Но Сычевы один раз все-таки поспешили так, что машина перевернулась и легла на капот недалеко от одного из КПП. Так и висели «брюшком кверху», прочно фиксированные ремнями безопасностями, наблюдая, как мимо проезжают другие гонщики. «В обычной жизни, управляя своим автомобилем, мы никогда не пристегивались. Почему? Гордыня не позволяла...»

Вот, новый поворот,
Что он нам несет?...

Из песни, как известно, слов не выкинешь. Как никогда не выкинешь из судьбы день, когда Павел и Анита на своем автомобиле ехали по трассе. «Впереди, -вспоминает Павел, - был правый закрытый поворот. Я увидел, что обогнать впереди идущие машины нельзя, не успею вписаться в поворот. Но тут меня стала обгонять белоснежная Ауди. Я был взбешен! Как, меня, профи, обошел какой-то сопляк...» Павел пошел на обгон. Видя, как на них несется встречный автомобиль, Анита спокойным голосом произнесла : «Поздно. Мы в тупике. Освобождаем трассу»...

Первая мысль Павла, когда он пришел в себя в реанимации, была об Аните. И у него, и у нее был вдавленный перелом черепа, сотрясение мозга, множественные переломы и повреждения внутренних органов. Но состояние Аниты было намного тяжелее. Никто не верил, в то, что она будет жить. И даже когда она пришла в себя - еще долго не могла разговаривать и ничего не слышала (Анита так и осталась неслышащей). Наполовину парализованному гонщику спустя время дали возможность увидеть жену, которая его не узнала (условия реанимационных палат не позволяли видеться чаще). Все, что он мог, вспоминает — это держать ее за руку и говорить, несмотря на почти полное отсутствие реакции с ее стороны. Об аварии он практически ничего не помнил, память начала восстанавливаться спустя время.

После выписки из больницы Анита была полностью прикована к кровати, а Павел мог с трудом передвигаться, держась за стену, при этом его всего трусило.

Несмотря на то, что к ним приходили соцработники, все равно приходилось ухаживать за женой самому: «Не будут же соцработники возле нас 24 часа в сутки находится». Любая простая операция — вынести судно, переодеть, приготовить поесть- превращалась в проблему...

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих

«У нас были друзья, много друзей, но в один миг, они исчезли, - Павел разжимает кисть, -вот как песок сквозь пальцы просыпались» До этого, имея стабильно высокую зарплату, пара могла себе позволить все — большую квартиру, машину и даже дачу (которая, по большому счету, была куплена просто так). Все это пришлось продать и переехать в маленькую квартирку без ремонта. Деньги ушли на реабилитацию и компенсации другим пострадавшим (в аварии оказалось сразу несколько встречных машин).

Об этом времени им очень тяжело вспоминать. Они признаются, что даже стали просить соцработников устроить их в дом инвалидов, где, как надеялись, им будет обеспечен постоянный уход. Однажды Павел вышел на улицу за хлебом, к ним подошла женщина, протянула пятьдесят копеек и тоненькую книжечку. Оказалось, что это было Евангелие. Павел уверяет, что именно это изменило всю их дальнейшую жизнь. Говорит, что после каждой молитвы он и жена чувствовали себя лучше. Теперь, спустя десять лет, оставаясь инвалидами 2 группы они убеждены, что именно вера помогла Аните подняться с постели. «Нас все еще мучают жестокие головные боли, Анита ничего не слышит , а я - сама видишь ( у Павла сильный тремор), но мы верим и молимся.

«Боли (особенно головные) иногда были такие, что хотелось без лестницы на стенку влезть»,- признается бывший гонщик. «И тогда мы подумали, как же мы никогда раньше не замечали чужих страданий. Никогда не видели людей вокруг, но ведь они были! -которые сами нуждаются...»-восклицает Павел.

Боевое крещение

Впервые они помогли человеку, которого случайно увидели возле стройки, недалеко от запорожского вокзала. Он лежал прямо в куче тлеющих листьев -безногий, пьяный и очень грязный. Спасение превратилось в целую эпопею - никто из таксистов (вполне обоснованно) не соглашался везти эту странную троицу. Павел улыбается: «Нам помог человек с тачкой, «кравчучка» она еще называется. Правда пришлось купить ему за это бутылку водки. Но так мы и отволокли несчастного в дом, где живет его сын. Потом начали ходить с просьбами в службы, к депутатам, чтобы помогли приобрести для него коляску. И помогли определить его в Дом Инвалидов. Это было очень непросто — требуется уйма документов. Это было наше боевое крещение»

Так они начали помогать. Одиноким пенсионерам в глухих деревушках и бездомным людям. Столкнулись с тем, что в процессе обращения в государственные структуры на вопрос: «Кто вы такие, кем приходитесь нуждающемуся...» ничего определенного ответить не могут. Те, кто пытался хоть раз в жизни помогать, знают, что это такое. Когда на тебя смотрят чиновники и в их глазах читается один вопрос: «Какая тебе со всего этого выгода?» Они зарегистрировали фонд, в котором только два человека (собственно — он и она) и сотня гривен на счету. «Как мы ищем средства? Ходим по фирмам и просим. Это еще ничего, когда просто отказывают. Хуже, когда обещают и просят звонить. И тогда начинаешь звонить, а в ответ просьбы перезвонить завтра. Сейчас уже понимаем, что это пустые обещания, а раньше верили... Иногда к нам присоединяются желающие помочь (в основном верующие люди), но чаще после одной - двух поездок к какой-нибудь лежачей бабушке мы снова остаемся одни. И это понятно. Не у всех хватает сил выносить вид и запах лежачего человека, за которым никто не ухаживает...»

И несмотря на собственные проблемы со здоровьем Веселовский психоневрологический интернат в Запорожской области уже неоднократно получал инвалидные коляски, ходунки, и бытовую технику; а в детский сад в с. Петрополь Павел и Анита привезли телевизор, DVD и множество дисков с мультиками, а как рады были дети мягким игрушкам; двум братьям-близнецам (инвалидам первой группы), которые живут в другом селе, семья помогла отремонтировать старенький компьютер. Один раз, вспоминает Павел, мы подходили к своему дому, и нам по пути встретилась женщина на костылях. Она буквально ползла, так ей было тяжело. «А я вас знаю, - воскликнула она, завидя пару. - Я живу этажом ниже вас.» Павел признается, что ему стало очень стыдно. Ведь они ездят в далекие села, чтобы кому-то помочь. А здесь, буквально под носом, человек, который тоже нуждается в элементарной помощи...








Они жили долго и счастливо...

Фонд назван в честь жены Павла — так и называется «Фонд Анита». Практически все время разговора она молчала, но внимательно следила за губами мужа. Анита ничего не слышит, прекрасно понимает все по губам. «Жена ни разу не упрекнула меня за ту аварию»-говорит Павел, бережно держа за руку свою половинку.- Когда меня спрашивают, люблю ли я ее, я не знаю что ответить. Я ею просто дышу. Мы столько всего вынесли в жизни. И все, о чем я прошу у Бога, чтобы он не дал нам пережить смерть друг друга ни на один день.» Они так и уходят- не спеша, держась за руки. Такие беззащитные и все же невероятно сильные своей любовью, верой и болью. До которой нам, по большому счету, дела нет...

Аня Геращенко, ann.g.ko [at] gmail.com
Статья была напечатана в женском еженедельнике "Полина" Издательского дома "Эдипресс-Украина" www.edipresse.com.ua


p.s: Павели Анита приглашают к сотрудничеству единомышленников и неравнодушных людей. Контакты размещены на странице фонда



Данная статья принадлежит к категориям:
     Украина    Запорожье и область    О благотворительности    Благотворительный фонд Анита    



  Контактная информация