Детские дома и интернаты Запорожья

Дискуссия: семейное устройство сирот на Украине - какой путь выбрать?

Своё мнение о сиротской проблеме высказывают Виктория Величко, председатель правления организации "Общество равных возможностей", и Ирина Кожухарова, мама семейного детского дома, г. Симферополь

www.versii.com и www.deti.zp.ua
Опубликовано: 2007-10-01 05-00-00  Просмотров: 19110  
Оставить комментарий




Виктория Величко, председатель правления Всеукраинской общественной организации "Общество равных возможностей"

Сегодня предвыборная кампания многих партии построена на том, кто больше пообещает. В силу своей деятельности я обратила внимание на суммы выплат по рождению ребенка: Партия регионов – на первого ребенка 11700 грн., на второго – 25 тыс. грн., на третьего и каждого следующего – по 50 тыс. грн.; БЮТ соответственно – 8500 гр., 15 тыс. грн., 25 тыс. грн.

Две недели вся страна обсуждает, как скоро их начнут выплачивать. Но никто не задумывается, а что будет с детьми дальше, когда закончатся деньги в семье? Какое будущее ждет этих детей? В своей статье я хочу проанализировать состояние защиты прав детей в Украине на сегодняшний день. Мне очень хочется, чтобы политики задумались над тем, что этими выплатами они просто откупаются от проблем, не решая ситуацию в целом.

Так сколько же детей-сирот в Украине? На этот вопрос после 16 лет независимости так и нет четкого ответа. В июне 2005 года президент Украины Виктор Ющенко в своем выступлении на заседании круглого стола "С любовью и заботой к детям" отметил: "За 10 последних лет количество детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, возросло на 60 процентов, достигнув 100 тысяч. По мнению экспертов, таких детей 150 тысяч...".

Больше сведений о количестве детей-сирот вы не найдете нигде, ни в выступлениях президента, ни в бодрых докладах бывшего министра Юрия Павленко, ни в статистических данных Министерства по делам семьи, молодежи и спорта. Странно... Еще в первом полугодии 2006 года должна была быть создана общенациональная скоординированная база данных о сиротах, детях, лишенных родительской опеки, о приемных родителях, опекунах и усыновителях. Должна была, однако ее нет и по сей день. Странно... Может, это просто наше украинское разгильдяйство – не сделали в 2006-м, значит, сделаем в 2008-м? Нет, это не разгильдяйство, это намеренный саботаж – уж очень не хотелось показывать ужасающие цифры роста количества детей-сирот. А если немного покопаться и выяснить, откуда же берутся такие цифры, можно сделать вывод о том, что нас с вами три года держали за дураков, и что разрекламированная кампания по национальному усыновлению нужна была для прикрытия совсем иных целей и схем. Однако обо всем по порядку.

Итак, часть 1: Дети – наше будущее. Статистика утверждает – детей в Украине рождается с каждым годом все больше и больше. И неудивительно: в стране, где за чертой бедности находится большинство населения, после внедрения программы поощрения в 8500 гривен за рождение ребенка увеличение рождаемости – самый прогнозируемый результат. Статистика, однако, умалчивает, что на этот лакомый для многих приз в 8500 гривен откликнулись в первую очередь наркоманы, алкоголики, бомжи. Подоив свою "золотую жилу", они преспокойненько избавились от младенцев, предоставив заботу о них государству. Не верите? Вот цифры:

поставлено на учет детей-сирот (брошенные дети, отказники, родители лишены родительских прав, дети ставшие сиротами)

2003 год – 5900
2004 год – 6000
2005 год – 6500
2006 год – 6916
2007 год – 9304 (рассчитано путем интерполяции, исходя из данных за первый квартал 2007 года).

2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г.1
Поставлено на учет за год 5900 6000 6500 6916 9304
Национальное усыновление 1550 1500 1419 1477 1416
Иностранное усыновление 2500 2500 2110 1092 1464
Прирост детей на учете 1850 2000 2971 4347 6424

1 рассчитано путем интерполяции, исходя из данных за первый квартал 2007 года

Всего одна строчка в таблице – "Прирост детей на учете", а какие страшные цифры! Оказывается, за последние четыре года количество детей-сирот выросло более чем в 3 раза!

Так сколько же у нас в Украине детей-сирот? По мнению независимых экспертов, можно говорить как минимум о 115-120 тысячах детей-сирот, а если считать вместе с неучтенными сиротами, то речь может идти и о 150-160 тысячах детей-сирот, лишенных родительской опеки. Так вот почему и президент, и его бывший министр Павленко уже три года молчат о количестве детей-сирот. Вот почему до сих пор не создан банк данных о детях-сиротах.

"Візьміть дитину в свою родину". В нашем обществе существует стойкий стереотип – усыновляют детей-сирот только люди, не имеющие возможности иметь своих собственных биологических детей. Такая своеобразная "страховка на старость". Однако это не совсем правда. Все больше и больше украинцев усыновляют ребенка, уже имея одного или двух собственных биологических детей.

1477 национальных усыновлений за год – это много или мало? По моему мнению, конечно, мало, но на это есть свои причины. Давайте разберемся... Много ли у вас есть знакомых, в семьях которых живут усыновленные дети? У меня таких знакомых четыре. Благодаря им, свои семьи нашли три прекраснейших девочки и один симпатичный мальчик. Я попросила родителей ответить на два вопроса: "Какими критериями вы руководствовались при выборе ребенка?" и "Что было самое трудное в процессе усыновления?". Если бы я лично не общалась с каждой семьей, то подумала бы, что ответы написаны под копирку – пол, здоровье, возраст, наследственность. Притом по трем критериям – пол, здоровье и наследственность – требования были очень жесткие, а по возрасту допускалась минимальная "вилка". Самое трудное в процессе усыновления для опрашиваемых был выбор ребенка.

Так получилось, что мой мини-опрос только подтвердил мнение психологов, работающих с украинскими усыновителями. Украинцы усыновляют исключительно здоровых, с хорошей наследственностью детей, преимущественно до 3-х лет. Но по статистике здоровых детей в Украине практически нет! Задайте сами себе вопрос: смогли бы вы усыновить ребенка с диагнозом ишемическая болезнь сердца или гепатит Б, или микроцефалия, или шизофрения, или синдром Дауна, или нефрит, или фитоалкогольный синдром, или просто инвалида без руки или ноги? А детей с такими диагнозами в детских домах большинство.

Украинские семьи имеют преимущество перед иностранными усыновителями – с момента постановки ребенка на учет (именно с этого момента по законодательству Украины разрешено усыновление) и на протяжении следующего года право усыновлять ребенка имеют исключительно украинские семьи. Фактически получается, что в течение этого года большинство здоровых малышей до 3-х лет усыновляются украинцами. А это всего около 1500 детей!

Кто же усыновляет детей в Украине? Ответ на этот вопрос прост – преимущественно украинцы с большим или очень большим достатком. Вы удивлены? Ведь по статистике каждая четвертая семья в Украине бездетна. А согласно результатам социологических опросов, проводившихся Институтом развития семьи, детей и молодежи, о возможности усыновления сегодня думают 20% семей, что по самым грубым подсчетам составляет примерно 2 500 000 потенциальных усыновителей.

2 500 000 потенциальных украинских усыновителей... Где же очереди потенциальных усыновителей у дверей социальных служб? Почему толпы усыновителей не штурмуют детские дома и интернаты? Ответ и на этот вопрос прост, но одновременно и ужасен – наше государство никогда реально не поддерживало национальное усыновление. Фактически, после провозглашения программы по популяризации национального усыновления, сами же чиновники, ее провозглашавшие, и дискредитировали эту программу в глазах все тех же 2 500 000 потенциальных усыновителей. Не может быть лучшей дискредитации, чем отказ государства финансово поддерживать усыновителей. Ведь около 80% наших граждан находятся за чертой бедности, а содержание ребенка обходится в неподъемную копеечку для "среднестатистической" украинской семьи. Возьмет семья ручку и лист бумаги, сядет к столу, посчитает свой бюджет и откажется от усыновления до лучших времен... А пока наше государство по отношению к детям-сиротам руководствуется принципом "С глаз долой – из сердца вон!", семья потенциальных усыновителей может и не дождаться этих лучших времен.

Разобраться нам поможет пример семьи Левченко из города Ровно. В прошлом году семья Левченко приняла решение об усыновлении ребенка-сироты и обратилась за помощью в социальную службу. Семья была шокирована тем, что государственные служащие, в обязанности которых входит пропагандировать национальное усыновление и всячески помогать национальным усыновителям, начали активно отговаривать их от усыновления и склонять к созданию приемной семьи. Социальные работники приводили множество аргументов в пользу приемной семьи – от коротких сроков сбора документов и автоматического разрешения на создание приемной семьи до главного аргумента – денежной помощи. Вот в чем фишка! Государственные чиновники создали альтернативу национальному усыновлению – приемные семьи и детские дома семейного типа (ДДСТ), которые пользуются полной государственной поддержкой в виде выплат 1400-8000 гривен на каждого ребенка. В такой бедной стране, как Украина, проект по созданию приемных семей и ДДСТ, поддержанный немалыми государственными выплатами, просто обречен на успех. Действительно, приемных семей становится все больше, а национальных усыновителей все меньше и меньше.

Обидно... Обидно, что три года чиновники из Министерства по делам семьи, молодежи и спорта, администрации президента, Кабинета министров, да и сам президент врали нам о программе популяризации и поддержки национального усыновления. Обидно, конечно, что все это время нас держали за "болванов"... Но как же дети-сироты? А сироты так и остаются сиротами, т.к. в приемной семье они не лишаются статуса сироты. Очень жаль, что на практике часто решение родителей-воспитателей об организации приемной семьи или ДДСТ продиктовано чисто материальными проблемами и желанием решить их за счет государства. Нередки случаи, когда денежные выплаты на детей превосходят заработную плату приемных родителей. Возникает вопрос: "Кто кого содержит? Сироты приемных родителей или приемные родители детей-сирот?". В данный момент никто даже не пытается ответить на вопрос, что будет, когда дети вырастут, и государство прекратит выплачивать им финансовую помощь. Ответ известен всем, но никто не решается его произнести – детей выкинут на улицу. Нет денег – нет родительской любви! Эти дети даже не имеют права на угол в квартире "своих приемных родителей", которых они фактически содержали все это время.

"Візьміть дитину в свою родину" – вы, наверное, слышали эту фразу. Помните, откуда она? Правильно, с бигбордов, а еще каждая социальная реклама на радио и телевизионные ролики, рассказывающие о детях-сиротах из Запорожья, Днепропетровска, Ровно, оканчиваются этими словами. "Візьміть дитину в свою родину" – это о чем? Правильно, о приемных семьях, и ни слова о национальном усыновлении. Ведь национальное усыновление невыгодно, а как можно рекламировать невыгодные проекты? Вот поэтому лозунг "Кожній дитині – власну родину" и был тихонько заменен на "Візьміть дитину в свою родину". Значительно легче найти ребенку "воспитателей" за хорошую "зарплату", чем настоящих родителей. Дети уже выстроены в очереди к "новым воспитателям" в дома семейного типа. На дворе 2007 год – "Год национального усыновления" в Украине, а мы делаем вид, что все нормально.

Кто же защищает права ребенка? Какой в нашем государстве самый секретный государственный орган? Кто лучше всего охраняет информацию? СБУ? Нет, не угадали! Генеральная прокуратура? Опять нет! Самый секретный орган – Государственный департамент усыновления и защиты прав детей Министерства Украины по делам семьи, молодежи и спорта! Получить письменные официальные ответы департамента даже на официальные запросы практически невозможно. Не говоря уже о том, что подходы к этому секретному объекту перекрывают закрытые кованые ворота. Посмотреть даже список телефонов сотрудников возможно только два раза в неделю и то в течение 2-х часов. Вот это секретность! Какие же секреты так строго охраняют в Государственном департаменте усыновления и защиты прав детей? Какие там вообще могут быть секреты? Оказывается, могут. Давайте попытаемся приподнять завесу секретности...

Обратите внимание на одну интересную закономерность. В 2004-2005 годах не было и недели, чтобы в средствах массовой информации не появлялись статьи, рассказывающие о бедственном положении детей-сирот, о проблемах усыновления, защите прав ребенка. В марте 2006 года согласно постановлению Кабинета министров №367 был создан Государственный департамент усыновления и защиты прав детей – и количество дискуссионных, критических материалов резко сократилось. Нет информации – нет и статей...

Вопросы защиты прав детей как были, так, к сожалению, и остаются актуальными для Украины. Права детей нарушаются повсеместно и практически с первых дней жизни. В начале статьи речь шла о количестве детей-сирот в нашей стране. Помните, как сильно отличались официальные цифры от цифр, предоставленных экспертами, – до 50%. Так вот разница между этими цифрами и есть "потерянные" или "неучтенные" сироты, т.е. дети, реально являющиеся сиротами, но не получившие статус сироты. Часть этих детей, так называемые "отказники", оставлены своими матерями в родильных отделениях больниц. Чаще всего такие матери попадают в больницы даже без паспортов, называются вымышленными именами и, когда уходят, оставляют вымышленные адреса. А дальше начинается длительная процедура установления статуса. Вторая группа "потерянных" детей находится уже в домах ребенка, т.к. мама написала заявление о временном устройстве ребенка и больше там не появилась. Как и в первом случае, только через шесть месяцев, по нашему законодательству, социальный работник может, собрав все необходимые документы, подать в суд на лишение родительских прав. И только после суда ребенок приобретает статус сироты и может быть усыновлен. Чаще всего этот процесс из-за черствости, безответственности некоторых сотрудников социальных служб и бюрократических проволочек растягивается на 3-4 года. А это означает, что возможность у этого ребенка получить полноценную семью сокращается многократно, ведь 90% украинских усыновителей усыновляют детей до 3-х лет. Нередки случаи, когда детей не ставят на первичный, региональный и централизованный учет даже при наличии правовых оснований. За последний год превратились в систему случаи ничем не оправданных задержек в постановке детей на централизованный учет. Все это говорит только о том, что Государственный департамент полностью утратил контроль за соблюдением прав детей. О каком контроле может идти речь, если за последний год Госдепартаментом не было проведено ни одной комплексной проверки ни в одной из областей Украины! Совершенно сознательно игнорируя законы Украины, руководство Госдепартамента не создало Единый централизованный банк данных детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, – государство до сих пор не знает, сколько имеет детей-сирот! Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что под отсутствием информации Госдепартамент пытается скрыть свое полное бездействие!

По мнению иностранных экспертов, Украина имеет довольно хорошее семейное законодательство. Не являясь противником ни национального, ни иностранного усыновления, ни приемных семей, ни детских домов семейного типа, я против того, когда сознательно нарушается законодательство, когда искусственно создаются условия для преобладания одной из форм устройства сирот над другими. А при нашем украинском менталитете, когда "это, конечно, можно но", "а это можно значительно больше", вот тут-то и начинаются нарушения, в нашем случае напрямую затрагивающие права самой незащищенной и беззащитной категории – детей-сирот. Согласно украинскому законодательству "усыновление ребенка проводится в его наивысших интересах для обеспечения стабильных и гармоничных условий его жизни", а "устройство ребенка в приемную семью, установление опеки признается вторичным относительно возможности предоставить ребенку полноценную семью". Фактически у нас все перевернуто с ног на голову. Дети разделены на два сорта – сироты, которых усыновили, и в данном случае они как бы уже не сироты, так пусть их родители выкручиваются как знают, уж если усыновили, значит, деньжата водятся, и сироты, которые живут в семье “воспитателей”, а “воспитатели” люди очень ранимые и бедные, поэтому им необходимо дать денег на сироту, чтобы они к этой сироте хорошо относились. Здесь я утрирую, но все же это двойные стандарты. Дядечки и тетечки, продавливающие кожаные кресла в больших кабинетах, договорились до того, что если в других странах ребенок в приемной, или как еще называют на западе, фостерной семье не считается социально устроенным, т.к. ребенок может переходить из одной фостерной семьи в другую фостерную семью несколько раз до тех пор, пока его не усыновят, то в Украине ребенок содержится в ДДСТ или приемной семье до 18 лет (в случае обучения в вузе – до 23-х) и... ВНИМАНИЕ!!! исходя из длительности времени пребывания сироты в ДДСТ или приемной семье, “украинские формы семейного воспитания следует рассматривать больше как семью. И дети, устроенные в подобные заведения, не должны подлежать усыновлению”. Вникаете? То есть получается, что дети-сироты, находящиеся в ДДСТ и приемных семьях, социально устроены и не подлежат усыновлению! А как же, скажете вы, нормы закона – "усыновление ребенка проводится в его наивысших интересах для обеспечения стабильных и гармоничных условий его жизни"? "Какой там еще закон?" – отвечают чиновники. – Мы ведь гарантируем выплаты "воспитателям" до совершеннолетия сироты, а в перспективе "воспитатели" могут усыновить сироту". В перспективе... усыновить... Слабо что-то верится в отказ "воспитателей" от денежных вливаний... А статистика подтверждает – ни одна приемная семья с момента начала выплат на сирот не усыновила ни одного ребенка-сироту! Вот вам опять двойные стандарты по-украински.

Поймите меня правильно, я не собираюсь противопоставлять усыновление и приемные семьи. Я за то, чтобы государство финансово помогало детям-сиротам, но не выборочно, а всем – тем, кто из сирот уже нашел свою семью, и тем, кто только ожидает этого счастливого момента в своей жизни.

Поручая “родителям-воспитателям” из приемных семей и ДДСТ отвечать за наше будущее – детей, государство вправе жестко контролировать соблюдение прав каждого ребенка и качество работы “воспитателей”. В западных странах приемная или, точнее сказать, фостерная семья находится под жестким контролем социальной службы: родители проходят серьезный курс обучения, социальный работник, закрепленный за семьей, строго следит не только за содержимым холодильника, учебой ребенка, но и за взаимоотношениями между членами семьи. Фостерные семьи тоже получают деньги от государства на содержание ребенка, но социальный работник в любое время может прийти и проверить, куда потрачены эти деньги. На Востоке, в России, где широкое распространение получили приемные и патронатные семьи, законодательство предусматривает ежемесячную проверку социально-бытовых условий в семье, а также строгую ежемесячную финансовую отчетность семей перед социальной службой. И хотя в России в связи с интенсивным развитием приемных и патронатных семей возникли серьезные проблемы с контролем прав детей, руководители социальных служб в средствах массовой информации, не скрывая, показывают проблемы и предлагают пути их решения. А что в Украине? А у нас проблем с контролем за жизнью маленького сироты ни в приемных семьях, ни в ДДСТ просто нет. Или есть, но мы об этом не знаем? Правильно, не знаем, потому что это секрет! Попробуем приоткрыть завесу секретности при помощи Генеральной прокуратуры и журналиста Анатолия Шария. Итак, вначале ответ Генеральной прокуратуры:

“Прокурорськими перевірками, проведеними у поточному році, виявлено порушення прав дітей при їх влаштуванні на виховання у сім’ї громадян України. Зокрема, всупереч вимогам закону, діти до прийомних сімей або дитячих будинків сімейного типу передаються до прийняття рішення про їх створення, угоди з прийомними батьками, як правило не укладаються. Бажання дітей на влаштування їх до сімейних форм виховання не завжди з’ясовується, чим порушуються вимоги ст.ст.256-3, 256-7 Сімейного кодексу України. Умови, в яких мають виховуватися та утримуватися діти, органами опіки та піклування не обстежуються, внаслідок чого неповнолітнім у прийомних сім’ях не забезпечується належний розвиток та утримання.

У порушення вимог глави 20-1 Сімейного кодексу України до цих закладів передаються діти, які не мають статусу дітей-сиріт та дітей, позбавлених батьківського піклування.

На усунення виявлених порушень закону Генеральною прокуратурою України до Міністерства України у справах сім”ї, молоді та спорту внесено подання.

Всього упродовж 2007 року з метою захисту прав дітей на опіку, піклування, усиновлення прокурорами порушено 60 кримінальних справ, внесено майже 800 документів реагування, за наслідками розгляду яких до відповідальності притягнуто понад 500 службових осіб органів виконавчої влади, опротестовано близько 800 незаконних актів. За втручання прокурорів дітям відшкодовано майже 500 тис. грн. пенсій, аліментів, інших видів соціальної допомоги”.

А теперь, практически голые факты, предоставленные прокуратурой. Родители-воспитатели Ларионовы. Детский дом семейного типа, Львовская область. "Воспитанием детей не занимались", "ограничивали их в питании, одежде и предметах первой необходимости". Перевести? Это значит, что дети питались тем, что "Бог пошлет". Причем Бог приходил в виде сердобольных соседских старушек, приносящих кое-что со скудного своего сельского стола оборванным, чумазым малышам, попавшим из государственного учреждения в "заботливые руки" тех, кто "использовал бюджетные средства на собственные потребности". Средства, особенно по сельским меркам – немалые. И можно эти самые средства пустить на покупку подержанного автомобиля, можно устраивать попойки каждый вечер, можно хорошо одеваться. И зорко следить, чтобы "генераторы" средств не зачахли окончательно, не умерли от недоедания. Не потому, что детей жалко. А потому, что выплата средств на мертвых не предусмотрена…

Ужгород. Отец-воспитатель Маика П.Г. применял к воспитанникам "физическое насилие и развращал их". По-русски – он их бил, привязывая к батарее отопления, наказывал за малейший проступок (по его мнению, "проступком" являлся отказ от рабского труда на его, Маики П.Г., приусадебном участке). А так же "воспитатель" периодически… насиловал детей, удовлетворяя самые свои сокровенные скотские фантазии. Итог – привлечен к уголовной ответственности. Сел. Дети с поломанной, разбитой вдребезги психикой, ожидают в детдоме нового "воспитателя". На ваш взгляд, когда-нибудь они смогут поверить людям, смогут увидеть в новых "опекунах" родителей, а не сумасшедших монстров, обезумевших от безнаказанного глумления над слабыми, беззащитными существами?..

Запорожская область. Приемная семья Сологуб. Четверо воспитанников несколько раз сбегали от "умелых воспитателей", и несколько раз возвращались милицией… назад. Они не очень охотно рассказывали, какие прелести воспитания заставляли их менять "семейный уют" на холод и голод улицы, но догадаться нетрудно в свете того, что творится в сотнях таких "семей". После вмешательства прокуратуры дети, наконец-то, изъяты из семьи Сологуб и распределены по интернатам области. При расставании друг с другом дети плакали. "Воспитателей" видеть не хотели…

А теперь – внимание. Органами опеки и заботы по делам семьи и молодежи вопрос о целесообразности пребывания в этой семье детей даже не рассматривался. Знаете, что это значит? Что скоро милиция будет отлавливать на вокзалах да притонах детей из семьи Сологуб. Для того чтобы вернуть их назад. К "воспитателям"…

Кировоградская область. Город Александрия, детский дом семейного типа семьи Бугаевых. 9 воспитанников от трех до восемнадцати лет. Дом, в котором живет семья, недостроенный, приобретен в кредит. На это время не работает газовая плита, телевизор, магнитофон и другие бытовые приборы. Газового отопления нет. На надлежащее воспитание детей не хватает времени (!). Возникает вопрос: если не хватает времени, и нет элементарных средств для нормального существования – зачем было брать девятерых детей? На вопрос есть ответ. У меня. Выплаты на детей – могучий стимул к взятию под опеку. Можно и дом достроить, и кредиты погасить, и газ провести. А потом вернуть ребят назад. Мол, спасибо, государство, за то, что поправило наше материальное положение…

АР Крым, город Евпатория. Детский дом семейного типа. Родители-воспитатели Похвальные в 1996 году отвезли на оздоровление в Италию троих воспитанников на 5 лет. Выезд детей не был согласован с Министерством образования, Министерством здравоохранения и прокуратурой. На сегодняшний день дети из Италии не вернулись. Кроме этого, в нарушение Семейного кодекса Украины Похвальная Л.М. не дает согласие на усыновление детей-сирот, которые воспитываются в ДДСТ. Похвальная отказывает детям в единственном варианте найти родителей. Усыновленные дети становятся полноправными членами семьи, и выплаты на них не предусмотрены. Те, кто хочет усыновить детей, отлично понимают, что ВСЕ расходы и затраты (материальные и нематериальные) лягут на их плечи. И люди идут на это. Но им не дают сделать этот сильный, честный шаг те, кто превратил детей в аппараты для печатания денег. Где сейчас воспитанники семьи Похвальных, что уехали в Италию? Дай Бог, чтобы они попали (были проданы) в какую-нибудь итальянскую семью, и смогли бы навсегда забыть о своих "воспитателях". Есть и другие варианты, но о них не хочется и думать…

Страшные цифры... Ужасающие факты... Почему же это происходит? Украина очередной раз наступила на грабли, на которые до нее наступали практически все западные страны и Россия. Чужой опыт ничему нас не учит... Быстрый рост количества приемных семей и ДДСТ, связанный с денежными выплатами, а также давлением на местные администрации со стороны руководства страны по выполнению плана создания приемных семей и ДДСТ, привел к халатному отношению социальных служб и местных администраций к подбору кандидатов на роль "воспитателей" сирот. Кроме того, социальные службы недоукомплектованы приблизительно на 40%. Так скажите, пожалуйста, кто же будет помогать новым "воспитателям", следить за содержимым холодильника и за качеством работы семьи с ребенком? В западных странах недопустима ситуация, когда на несколько десятков фостерных или приемных семей приходится один социальный работник. Он должен работать не более чем с десятью семьями. Тогда он будет внимательно относиться к их проблемам и т.д. Исходя из украинского законодательства, которое, между прочим, чересчур либерально в отношении контроля за соблюдением прав сироты в приемной семье (семья отчитывается один раз в год), можно сделать вывод, что в реальной жизни контроля практически нет. Но об этом пока еще никто не знает – ведь это секрет. А в общем у нас все отлично с приемными семьями и ДДСТ, план на этот год чуть-чуть не выполнили, но на следующий взяли повышенные обязательства. Вот только сиротам плохо. А в остальном все нормально – "цель оправдывает средства", но что-то становится жутко...

Мифы и правда о международном усыновлении. Я очень не хотела в формате этой статьи писать о самой, пожалуй, спекулятивной теме в семейных отношениях – международном усыновлении. Однако без освещения этой темы картина будет неполной.

Начнем изучение этой непростой темы, наверное, с мифов. Итак, миф первый, самый старый и самый распространенный: "Иностранцы вывозят детей за границу как доноров, для трансплантации органов". В конце 90-х годов и начале нового века даже ленивый политик не упускал возможность провозгласить на всю страну о вывозе детей "на органы". Время шло, а реальных фактов как не было, так и нет. Да и не могло быть, т.к. правда состоит в том, что детские органы невозможно использовать в трансплантологии, они просто не приживаются. Об этом многократно заявляли известные медики как у нас в стране, так и за рубежом. Но на бытовом уровне этот миф широко обсуждается и в настоящее время. Интересно, кому это выгодно?

Миф второй: "Украинских детей вывозят для дальнейшей эксплуатации в сфере сексуальных услуг". И опять та же самая ситуация – реальных фактов как не было, так и нет. Действительно, есть факты, когда фотографии детей якобы из Украины были помещены на порнографических сайтах, однако после проведенных компетентными органами проверок нет причин говорить о том, что эти дети были вывезены через систему международного усыновления. Эти фотографии попадают на порносайты исключительно из Украины или России.

Миф третий: "Потерянные дети". По законодательству Украины иностранные семьи, кандидаты в усыновители украинских сирот, дают письменное обязательство о том, что при возвращении на свое место жительства в одну из западных стран семья в месячный срок поставит ребенка на консульский учет в консульском учреждении Украины и до исполнения ребенку 18 лет ежегодно будет отсылать отчеты о ребенке через консульские службы Украины. Если семья хотя бы один раз не пришлет отчет – ребенок, усыновленный этой семьей, считается "потерянным". Скандалы с "потерянными детьми" возникали ежегодно, начиная с 2000-го или 2001 года. Самый громкий скандал разгорелся в конце 2005 года – его результатом стала приостановка иностранного усыновления, еженедельные совещания руководства Центра по усыновлению детей (в то время усыновление курировал этот орган) с консулами 5 стран (США, Италия, Израиль, Испания, Франция). В конечном счете детей, точнее отчеты, нашли, и скандал заглох. Так кто же был виноват? Кто наказан? Что же в самом деле произошло? Для понимания происшедшего вновь обратимся к украинскому законодательству, согласно которому функции обеспечения полноценного контроля за тем, как сложатся судьбы украинских сирот на территории новой родины, полностью возложены на консульские отделы МИД Украины за рубежом. В ходе скандала обвинения выдвигались и Министерству образования, и Центру по усыновлению, и "нерадивым" зарубежным семьям, и даже доверенным лицам зарубежных семей, короче говор, всем... правильно, кроме МИДа, сотрудники которого по законодательству обязаны контролировать этот вопрос. Скандал лопнул как мыльный пузырь – моментально. Консульские службы перечисленных выше зарубежных стран стали обзванивать "нерадивые" семьи, а те в свою очередь начали слать в адрес Центра по усыновлению факсовые километровые копии отчетов с отметками о принятии консульских учреждений Украины, а еще через недельку в Центр по усыновлению заявились и сотрудники МИДа, нагруженные ящиками с отчетами. Вот и оказалось, что отчеты все-таки были, но преспокойненько пылились на полках в консульствах и посольствах Украины в Барселоне, Чикаго, Нью-Йорке, Риме, Тель-Авиве, Вашингтоне, Мадриде... Так что ж в итоге? Пожурили в кулуарах руководство МИДа: ну что здесь сделаешь, малочисленный состав сотрудников консульств, отсутствие финансирования... и, одним словом, тема закрыта.

В настоящее время в западных странах находится около 20000 маленьких украинцев, которые нашли там свою семью, окружены заботой и любовью своих новых родителей. Я никогда не смогу понять, почему ни один высокопоставленный украинский чиновник не сказал хотя бы пару теплых слов благодарности в адрес тех иностранных семей, которые принесли счастье иметь семью сотням детей-инвалидов, нескольким тысячам тяжело больных детей-сирот. А сказать им огромное человеческое спасибо после многих месяцев унижений на Украине просто необходимо. Спасибо, дорогие итальянцы, евреи, американцы, испанцы, немцы и французы... Спасибо вам за надежду и радость жизни, подаренную украинским сиротам!

Почему иностранцы усыновляют больных детей? Давайте обратимся к специалисту. Вот, что писала Наталия Северинчук, клинический психолог ПНД 3 г. Киева: "Разница между нашими и иностранными усыновителями лежит прежде всего в ментальной плоскости. Мне, как человеку, работающему в психиатрии, слишком часто приходится сталкиваться с завышенными социальными нормами наших сограждан. Наше общество жестко и последовательно выдавливает из своих рядов людей с любыми ограничениями (физическими и психическими). Родители детей с ограниченными возможностями также становятся изгоями общества. "Сиди со своим ребенком дома и никому не показывай. Это твоя вина и твои проблемы", – вот что порой приходится им слышать. В западных странах не существует такой жесткой границы между "нормой" и "патологией", люди с ограниченными возможностями лучше интегрированы в обществе, их родители имеют даже моральные преимущества перед другими людьми. Именно поэтому, а не только по материальным соображениям, иностранным усыновителям легче взять ребенка с возможной патологией: они уверены, что общество от них не отвернется".

Давайте же будем честными – иностранцы не усыновляют в Украине здоровых детей. Только стойкие психически и морально люди могут усыновить ребенка в Украине. Такого неуважения, хамства, унижения человеческого достоинства и постоянного морального прессинга, я уверена, не смог вытерпеть, да, именно вытерпеть, ни один украинский усыновитель. Почему не жалуются? Жалуются, около 1 процента. А почему другие молчат? Боятся! Они уже прочитали в Интернете и знают, что у нас все жалобы будут спущены к чиновнику, на которого жалоба и написана. А за этим будет расплата – в лучшем случае дополнительное многомесячное ожидание. Не верите, вот пример. Одна из испанских семей в 2005 году, пройдя все официальные процедуры, приняла решение усыновить ребенка с диагнозом "умственная отсталость" в одном из интернатов Сумской области. Собрали все необходимые документы, пошли в суд. Судья разговаривает с семьей только через указанного этим же судьей адвоката. Через два дня адвокат без объяснения причин отказывается от предоставления услуг. Потом был и второй, и третий адвокат. Только у последнего адвоката хватило духу сказать, что он выходит из дела в связи с тем, что судья поставил условие: за положительное решение дела об усыновлении умственно отсталого ребенка 4-х лет необходимо заплатить 10 000 долларов, или суд примет отрицательное решение. Семья стала жаловаться в Министерство, Высший совет юстиции, СБУ, дошла даже до заместителя генерального прокурора Украины. И ничего... Испанцы в течение трех месяцев ждали решения вопроса: жили в гостинице и каждый день на такси за 10 км ездили в интернат увидеть, как они считали, своего ребенка. А потом, утратив надежду, отказалась от усыновления. Ребенок до сих пор не усыновлен, и надежды найти семью у него нет. Врачи в 2005-м говорили семье, что с таким диагнозом при ежедневной многочасовой работе и квалифицированной медицинской помощи через два-три года у ребенка есть шанс... Сейчас нет ни шанса, ни надежды. Вот такая страшная история.

Какой вопрос чаще всего задают иностранные семьи после своего первого визита в Государственный департамент по усыновлению и защите прав детей? Никогда не угадаете! Вопрос звучит приблизительно так: "Почему сотрудники Госдепартамента нарушают законодательство Украины? Это учреждение действительно занимается усыновлением?". Давайте попробуем разобраться, чем вызваны такие вопросы и действительно ли нарушается законодательство в вопросе международного усыновления.

Итак, начнем с самого начала. В первой половине 2006 года был создан Государственный департамент по усыновлению и защите прав детей в составе Министерства семьи, молодежи и спорта. Был создан и сразу на четыре месяца прекратил всякую работу по международному усыновлению. Прекратил без объяснений, приказов по министерству... Было международное усыновление, а теперь нет. Возобновилось международное усыновление так же внезапно, правда, об этом уже объявили на пресс-конференции. Начало работы Госдепартамента, сопровождавшееся многочисленными мелкими конфликтами, иностранцы воспринимали философски – новые сотрудники еще не разобрались в проблеме и документах, ничего, притрутся изучат документы и наладят работу. Какие наивные эти иностранцы! Уже в феврале 2007 года выходит приказ по министерству №313 "Про порядок та умови прийому документів від іноземців, які бажають усиновити дитину". Зачем надо было издавать приказ, если в постановлении Кабинета министров Украины от 20.08.2003 г. №1377 уже были определены порядок и условия приема документов от иностранных граждан? Ведь правовое обоснование введения порядка учета иностранцев, которые хотят усыновить украинских сирот, уже обусловлено законодательно. В ч.2 ст.215 Семейного Кодекса Украины сказано: "Облік іноземців та осіб без громадянства, які бажають усиновити дітей, ведеться виключно урядовим органом державного управління з усиновлення та захисту прав дитини у порядку, встановленому Кабінетом Міністрів України". Обратите внимание, что право определять порядок учета является прерогативой исключительно Кабинета министров Украины, который в рамках своей компетенции издал постановление КМ Украины от 20.08.2003 г. №1377, в котором и утвердил соответствующий порядок. Министерство семьи и молодежи просто не имеет таких полномочий. И, следовательно, изменения в этот порядок может вносить исключительно КМ Украины, а значит, этот приказ незаконный и не имеет юридической силы. Но вот парадокс – этот приказ действует!

Те, кто прочитал приказ 313, поняли сразу – речь идет об искусственном ограничении приема документов от иностранных кандидатов в усыновители, а также уменьшении срока действия этих документов. Любые искусственные ограничения ведут... правильно, к коррупции. Поэтому неудивительно, что независимые юристы, которых я ознакомила с текстом приказа, в один голос сказали: это не приказ, а готовая коррупционная схема. Ну что ж, давайте разберемся в этой схеме. Формат статьи, правда, не позволяет подробно остановиться на всех нарушениях и казусах 313-го приказа, поэтому я только перечислю некоторые из них с указанием, какие законодательные нормы они нарушают. Итак:

Пункт 1. Введение квот на прием документов от каждой страны. В этом случае приказ входит в противоречие с Семейным Кодексом Украины и постановлением КМ Украины от 20.08.2003 г. №1377.

Пункт 2. "Департамент не приймає до розгляду та не повертає справи, що надійшли поштою". В этом случае приказ входит в противоречие с несколькими статьями Закона Украины "Про звернення громадян".

Пункт 3. Для того чтобы сдать документы, иностранный гражданин должен лично прибыть в Госдепартамент или передать документы через уполномоченное этим иностранцем лицо. А "до уповноважених іноземцями осіб належать: фізичні особи, центральні органи з питань усиновлення країни проживання іноземця та дипломатичні представництва відповідних іноземних держав, акредитовані в Україні, як і вповноважені іноземцями на представництво їх інтересів (далі – представник заявника)". Вот это да! А как же быть с 216 статьей Семейного Кодекса Украины: "…Посередницька, комерційна діяльність щодо усиновлення дітей, передання їх під опіку, піклування чи на виховання в сім'ї громадян України, іноземців або осіб без громадянства забороняється…". В связи с этим представительство интересов в сфере усыновления физическим лицам законодательно прямо ЗАПРЕЩЕНО!!! За это предусмотрена уголовная ответственность, где субъектом этого состава преступления является именно физическое лицо. Поздравляю вас с ЛЕГАЛИЗАЦИЕЙ ПОСРЕДНИЧЕСТВА В СФЕРЕ МЕЖДУНАРОДНОГО УСЫНОВЛЕНИЯ! Как там с мифом о продаже детей?

Все, дальше анализировать этот документ не имеет никакого смысла. Это верх цинизма. Но кто же герой-автор этого безграмотного "шедевра"? Страна должна знать своих героев! Автор – Людмила Волынец, бывший директор этого самого Госдепартамента. Украина – страна парадоксов: открываю недавно газету и вижу статью Волынец. Как вы думаете, какое название у этой статьи? "Я умею писать законы, но не усыновляю детей". Можете представить, какие это будут законы!

Теперь мы понимаем, чем озадачены иностранные семьи. Ведь их намеренно заставляют нарушать законы Украины! Второй вопрос, который задают иностранные семьи, звучит не менее обескураживающе, чем первый: "Зачем нас сюда пригласили и когда нам покажут банк данных детей, подлежащих усыновлению? Когда прекратится непрофессионализм и откровенное хамство?". Вопросы, конечно, очень интересны... Начнем с того, что после проверки документов семьи Госдепартамент присваивает семье номер и высылает в их адрес приглашение на прием в Госдепартаменте "для ознакомления с банком данных детей-сирот, подлежащих усыновлению". А вот дальше начинаются удивительные вещи. Семья приезжает в Украину и в назначенный час идет на встречу в Госдепартамент, где один из сотрудников, проводящих собеседование с семьей, радостно сообщает, что "детей нет и в ближайшие два месяца не будет. Мы вас поставим в очередь, и, когда новые дети выйдут на усыновление, мы Вас снова пригласим". Обождите, а зачем было тогда приглашать семью, если нет детей? И куда делись 26000 детей-сирот, подлежащих усыновлению? Так дети есть или их нет? Ответы представителей Госдепартамента повергают в шок семью иностранцев: "Да, дети есть, но они очень больные, и вы их все равно не возьмете!". Это уже просто верх цинизма! Ведь иностранные семьи, приезжая в Украину, уже официально, письменно уведомлены Госдепартаментом о том, что здоровых детей в Украине нет, и если они приехали, то тем самым выразили готовность усыновлять больного ребенка-сироту. Какое право имеет какой-то маленький чиновничек, даже такого "секретного" Госдепартамента, нагло нарушая законодательство Украины, самолично решать вопрос, какой ребенок может быть усыновлен, а какой нет? Ответ прост – это продолжение все той же коррупционной схемы, начатой 313-м приказом. Иностранцы, уезжая в свои страны, ставятся чиновниками в очередь на ожидание ребенка. Если очередь на первый прием семьи прозрачна – вывешены списки всех семей с присвоенными номерами, еженедельно обновляется план приема семей, который идет строго по номерам, то очередь на повторный прием проконтролировать невозможно. Семьи на прием приглашаются конфиденциальными звонками из Госдепартамента, списки на повторный прием не вывешиваются. Вот и получается, что одни семьи имеют повторный прием через две недели, а некоторые ждут по два месяца. Вот и замкнулась коррупционная схема! Что может быть слаще для чиновника, чем единоличное право казнить или миловать!

Так больше жить нельзя! Так больше жить нельзя! Нельзя допускать, чтобы высшие чиновники страны под знаменем борьбы за соблюдение прав детей повсеместно нарушали эти же права!

Украина – уникальная страна! Только в нашей стране государственная программа по ликвидации сиротства может привести к значительному увеличению детей-сирот, а государственная программа популяризации национального усыновления к практически полной ликвидации национального усыновителя. Так и хочется вспомнить фразу известного юмориста: "Не ту страну назвали Гондурасом!". Хотя здесь нет ничего оригинального. Новые государственные чиновники, воспользовавшись знаменем борьбы за права детей, осуществили схему, позволяющую им добиваться ежеминутных политических целей при максимально широком народном резонансе.

Началом схемы можно считать предвыборную программу тогда еще кандидата в президенты В.А. Ющенко с красивым названием "Десять шагов навстречу людям". Многие социальные инициативы этой программы, направленные на увеличение рождаемости и искоренение сиротства, нашли поддержку в сердцах многих людей. Наконец-то государство повернется лицом к людям, и затертая фраза "Дети – наше будущее" наполнится смыслом.

09.06.2005 г. выступление теперь уже президента Украины В. Ющенко на заседании круглого стола "С любовью и заботой к детям". Жесткая речь, ужасающие цифры. Инициативы президента – популяризация национального усыновления и упрощение самой процедуры для национального усыновителя, защита прав ребенка-сироты, борьба с беспризорностью и повсеместное развитие семейных форм воспитания детей (приемная семья и ДДСТ). Выступление получило широкий резонанс в украинском обществе, и люди с надеждой стали ждать практических шагов новой власти.

И, надо сказать, дождались! 29.11.2005 г. Всеукраинское совещание "С любовью и заботой к детям". Выступление президента. Но куда подевалось национальное усыновление? Из речи президента непонятно: "Оно есть, или его нет?". С уверенностью можно заявить, что именно речь президента на этом совещании круто изменила курс президентской социальной политики с пропаганды национального усыновления до полного его забвения, с неукоснительного соблюдения законодательства Украины в отношении прав детей-сирот до почти полного его игнорирования. Я не верю, что президент Украины не любит детей, я не верю, что президент Украины не знает законов страны, которой руководит. Из его практических шагов можно сделать только один вывод: решение о крутом изменении социальной политики в отношении детей-сирот, что привело в свою очередь к нарушению законодательства Украины, было принято президентом исключительно из политической целесообразности. И правда, имидж защитника прав детей из-за проблемы национального усыновления, которое "проводится в его (ребенка) наивысших интересах для обеспечения стабильных и гармоничных условий его жизни", может очень сильно пострадать. А так, когда в стране 100 000 детей-сирот, можно за деньги подбирать им "воспитателей" из приемных семей и ДДСТ и, включив на полную мощность административный ресурс, эксплуатировать эту тему долгие-долгие годы. Вот что писал еженедельник "Зеркало недели": "Не удовлетворенный низкими показателями президент объявил выговор главам облгосадминистраций ряда областей и вынес предупреждение о неполном служебном соответствии некоторым замам. В 2006 году количество ДДСТ и приемных семей необходимо значительно увеличить. На случай, если желающих их создавать не хватает, В.Ющенко предложил главам обладминистраций свой, оригинальный способ – поручать брать детей заместителям. В какой-то момент захотелось оглянуться и поискать в зале кандидатуры, подходящие в погоне за цифрами на роли современных ангелиных и стахановых. Или, может, господин президент вдохновит личным примером?". Одним словом – политическая целесообразность.

В марте 2006 года был создан Государственный департамент по усыновлению и защите прав детей. Такое решение было полностью обоснованным, с учетом того, что в государстве не существовало центрального органа исполнительной власти по вопросам усыновления, опеки и попечительства. Но, перефразируя известную поговорку, можно сказать: "Кто возглавит департамент, туда он и будет рулить". А директором Госдепартамента назначили одну из ближайших соратниц "помаранчевого" министра Ю. Павленко – Людмилу Волынец. Настораживал только один факт – Волынец длительное время была на руководящих постах в международной организации "Життя і житло для дітей", которая специализировалась на создании и поддержке приемный семей и ДДСТ в Украине. Кто возглавит департамент, туда он и будет рулить. Приоритеты определены – дети направляются в ДДСТ и приемные семьи, упоминание о национальном усыновлении исчезает из отчетов Министерства семьи, молодежи и спорта. Что еще можно было ожидать от человека, который в одном из интервью цинично заявил: "Утверждать, что злоупотреблений не будет, нельзя. 10% любого социального процесса имеют отрицательные последствия. Но неправильно отменять из-за этого движения вперед". 10% – это 350 искалеченных детских судеб!

Наступает 2006 год, и в небытие уходят "помаранчевые" министры, но Волынец продолжает руководить Госдепартаментом вплоть до марта 2007 года.

Неужели с ее уходом можно будет говорить о возвращении законности в сферу защиты прав детей?

Май 2007 года. Назначен новый директор Госдепартамента, юрист с многолетним стажем работы в различных госструктурах. Но уже через 3 месяца он подает заявление об увольнении по собственному желанию! Не смог опытный юрист нарушать законодательство в угоду политической целесообразности. А в Госдепартаменте ничего не изменилось – дети по-прежнему выстраиваются в очередь в детские дома семейного типа.

Надежда... 16 долгих лет украинские дети живут надеждой... И сейчас, в преддверии внеочередных выборов, мы надеемся, что после выборов придет новая команда профессионалов, неравнодушная к судьбам детей…

Аналогичные статьи Виктории Величко -
http://rezonans.info/index.php?p=news&nID=61137
http://www.mpravda.com/?lang=ru&pubId=27799

14:03 24/09/07
Виктория Величко


Мысли вслух

Ответ мамы семейного детского дома в г. Симферополе Ирины Кожухаровой на публикацию Виктории Величко



Страна должна знать своих героев - с этой фразой госпожи Величко я полностью согласна. Простите меня, дети, за то, что я трачу свое время, силы и душу, которые должны полностью принадлежать вам, на ответ этой даме. Я уверена, что именно благодаря таким героям, борцам за права детей, вы и обязаны тому, что до сих пор к вам с удивительной периодичностью приходят разные чужие вам дяди и тети, которые бесцеремонно заглядывают в ваши личные вещи, роются в постельном белье, шарят в холодильниках и кастрюлях, а главное, нагло напоминают вам, что вы - государственные. На их языке это называется проверкой соблюдения прав детей в ДДСТ, они говорят, что проверяют меня, на самом деле с завистью смотрят на то, что у меня получается сделать то, о чем они кричат, что это невозможно - дать вам семью, не «замену семьи» а именно семью в полном понимании этого слова!

И когда вы недоуменно смотрите на них в ответ на их дурацкий вопрос -где тебе лучше - в интернате или здесь, и честно отвечаете, что это ваш дом, ваша семья, они все равно не верят и думают, что это я вас «обработала». Я действительно «обработала» - всей своей жизнью вместе с вами - потихонечку убирая ненависть и недоверие ко всем взрослым из ваших душ, раны с тел, грусть из взглядов. Да, мы с вами иногда ругаемся, иногда я вас наказываю, все, как в обычной семье. А потом вы вырастаете, получаете профессии, выходите замуж, рожаете мне внуков и остаетесь навсегда моими детьми. Самыми любимыми и самыми лучшими в мире! А госпожа Величко пусть завидует - вам и мне, за то, что мы с вами нашли друг друга!

Национальное усыновление

Эта тема очень неоднозначная. Представляю, как сейчас в меня полетят каменья, но все - таки скажу – в Украине ДДСТ и приемные семьи больше ориентированы на помощь ребенку, чем усыновление. Большинство семей украинцев, усыновляющие детей, берут ребенка для себя. Поэтому и ориентированность усыновителей на маленьких и здоровых детей. Бездетные семьи – это семьи неопытные в воспитании детей. Они не имеют представления о том, что такое ребенок вообще, а тем более об особенностях премного ребенка. Поэтому многие моменты в поведении детей списываются на гены. А пресловутая тайна усыновления не дает возможности таких родителей хотя бы подготовить - между тем даже будущие мамы-беременные женщины - проходят подготовку к появлению ребенка. Госпожа Величко не захотела поднять цифры по количеству «разусыновлений»- а между тем, здесь цифры очень и очень неприятные. И причины тоже разные - педагогическая несостоятельность родителей, чаще всего замаскированная под «у ребенка полезли гены», а иногда и криминал. К сожалению, в некоторых ДДСТ Крыма есть такие дети. Родители-воспитатели хорошо знают, что такие дети - одни из самых тяжелых. Но даже не в этом суть. Я и мои коллеги, во всяком случае, большинство из них, берем в свои семьи детей, которые национальному усыновлению не подлежат (кстати, такова же позиция и служб по делам детей - это тот орган, который привычно называется опекой). Это дети - инвалиды, «национальные», дети из семей, в которых не один, а несколько детей или просто те, которые переросли «возраст» потенциального усыновления. Что-то я не слышала о толпах усыновителей, желающих взять ребенка в 12-13 лет, не говорящих, с умственной отсталостью, ДЦП, целой кучей разных диагнозов, да просто прошедших улицу. Если бы аналитики потрудились проанализировать, какие дети попадают в ДДСТ и приемные семьи, то увидели бы, что редкая семья брала здорового маленького ребенка. А вот то, что многие болезни через некоторое время излечиваются, диагнозы снимаются – для этого мы и существуем. Нет здесь ни места для восхищения, ни чего-то подобного - это наши дети, нам, в отличие от фостерных западных семей с этими детьми жить всю жизнь, поэтому мы и лечим их всеми возможными и невозможными способами. Поэтому большинство детей через два- три года в наших семьях здоровы. Я никоим образом не против национального усыновления! Но считаю, что в интересах детей необходимо срочно отменить тайну усыновления и обязать потенциальных родителей проходить обучение. Даже если это резко снизит показатели!

Международное усыновление

Боюсь не согласиться с госпожой Величко в том, что иностранные усыновители более ориентированы на интересы ребенка, чем наши. Просто у них это престижно - усыновлять, МАТЕРИАЛЬНО поддерживается государством. А в остальном они такие же, как наши - тоже хотят маленького здорового ребенка. И за определенную плату можно такому ребенку и нарисовать диагноз (якобы он больной) и обойти все бюрократические препоны. Для этого и существуют международные посредники. Один такой часто выпрыгивал в Интернете под ником Kelly. Это они первые стали орать о том, что ДДСТ и приемные семьи - коммерческие структуры. А знаете почему - потому что по законодательству Украины ДДСТ и приемные семьи являются формой устройства детей в семьи граждан Украины и являются приоритетными по сравнению с международным усыновлением. Это означает, что с семьей можно только «договориться» - понятно, как. Так вот, когда международные посредники полезли в наши семьи, чтобы вывезти уже вычуханных и вылизанных приемными родителями детей, их большинство семей послало очень далеко. Несмотря на давление со стороны материально заинтересованных чиновников и обещания «вам помогут, очень хорошо помогут». Некоторые смогли отбиться просто по законодательству, некоторые просто сами усыновили детей (например, одна семья просто усыновила всех приемных детей-5 человек) и закрыла ДДСТ. Кстати, госпожа Величко лукавит - случаев усыновления детей приемными родителями достаточно много. Например, у одной мамы из Крыма семеро усыновленных детей. (все уже взрослые). Не имею права лезть в личную жизнь этой семьи и рассказывать всю историю, но, поверьте, все усыновления были проведены с цель защиты интересов детей.

А насчет - ни одного факта криминального международного усыновления - ну тут Вы шутите! Весь мир знает историю убийства усыновленной девочки из России в США. Только вот не все знают, что в этой семье был и второй усыновленный ребенок - из Украины.

ДДСТ

В семье не без урода. В любом деле не обходится без людей нечестных, непорядочных. Давайте клеймить позором все школы, потому что некоторые учителя издеваются над детьми, все больницы, в которых врачи берут взятки за оказание мед помощи. А еще давайте покроем всех людей гуманных профессий за то, что вообще работают за деньги! Ну и что, что у них тоже есть дети. Что им надо жить и кушать - наших с вами детей надо лечить и учить за идею, просто из любви к своему делу! Бред, скажете вы? И правильно скажете! Это очень попахивает коммунистической утопией. Это мы уже проходили… Госпожа Величко, а вы в курсе, что первые ДДСТ создавались еще при социализме? В 1989 году. Но даже тогда в первое положение было заложено и гос. содержание на детей и «зарплата» родителей. Потому что еще было записано, что ДДСТ может открыть только семья, имеющая своих детей. А их, как известно, надо кормить, да и родители тоже не ангелы бестелесные. Очень много с тех времен изменилось, но, слава богу, пока еще наше Положение не переделывали коммунистические утописты! Поэтому с 2002 года добавили, что дети старше 18 лет продолжающие учиться, тоже имеют право на госсодержание. А как же те, кто успел достичь совершеннолетия раньше? А никак - продолжали учиться, жили в ДДСТ за счет «общего котла», а теперь многие помогают своим семьям - покупают бытовую технику, приезжают помочь с ремонтом. Это нормально - когда выросшие и ставшие на ноги дети помогают младшим. Это нормально, когда после 18 лет-не на улицу. То, что вы написали в своей статье - это не про нас. Не верите, попросите аналитиков проследить судьбы так называемых «выпускников» ДДСТ. Тогда и увидите, что дети, даже живя отдельно, продолжают оставаться членами семьи. У меня уже десять таких «выпускников». Большинство из них получили высшее или среднее специальное образование. Причем не как после интернатов - строитель, швея или что-то подобное. У меня есть психолог, музыкант, начальник производства рекламного агентства, референт, компьютерный дизайнер. Учатся еще – эколог, менеджер гостиничного и туристического бизнеса, повар. Неплохие профессии, правда? Но самое главное, это не забитые жизнью дети после интерната, а полноценные личности. Скоро появится на свет третий внук и ни одной из девочек даже в голову не пришло отказаться от своего ребенка, как бы трудно не было.

Как Вам не стыдно! Среди 250 ДДСТ и приемных семей вы нашли несколько уродов и облили грязью всех! За что? Кстати об уродах. Да, действительно, была среди нас такая семья Ларионовых. И действительно, они были уродами. Только не все написано в сводках прокуратуры. А не написано там, что волею судеб девочки из этой семьи попали в наши семьи - мою и Лены Горелкиной, где три месяца жили, пока им не подобрали новую маму. Это было нашим условием - мама должна была приехать, познакомиться с ними, найти контакт, и только после этого мы отдадим детей. И действительно, мама приехала за детьми. Мы после этого дважды были у них дома - через год мама умерла. Но детей не отправили назад в интернат - они живут со старшей дочерью приемной мамы. И у них все хорошо! Так что ситуацию фактически исправили сами же ДДСТ! Слава богу, что не вмешались «аналитики»!

Я не знаю ситуацию, и семью, которую вы привели как пример с побегами. Но позвольте рассказать вам другую историю, которая стала уже хрестоматийной среди приемных родителей - в один из крымских ДДСТ попала девочка 15 лет, которая долгое время жила с мамой не самого примерного поведения. Через пару месяцев приемная мама не пустила ее и еще одну девчонку, помладше, на дискотеку. Девочки все-таки нарушили запрет и удрали на танцы. Когда «побег» обнаружился, мама всю ночь искала детей. Оказалось, что, погуляв на дискотеке, старшая повела младшую в милицию, где они написали заявление, что их дома бьют и издеваются. Слава богу, что опека и милиция потом разобрались- опросили других детей, да и старшая девочка была им хорошо известна. Девочек вернули в семью. Приехали психологи. Поработав с детьми, они предложили маме провести эксперимент. Дома устроили "республику», старшую беглянку «избрали» президентом. В доме начался полный беспредел… Честь и хвала маме, которая не побоялась пойти против профессиональных рекомендаций, поломала всю эту «демократию», заменила ее абсолютной монархией. Года три назад мы гуляли на свадьбе у бывшего президента. Нормальная девчонка и очень-очень благодарна своей приемной маме за то, что простила и смогла любить несмотря ни на что. Может быть «аналитикам» неизвестно, что для некоторых детей, прошедших улицу, самым неприятным открытием становится в семье то, что надо учиться, что надо убирать в своих комнатах. Только очень большое терпение со стороны родителей помогают преодолеть так называемую «философию бомжа».

Что касается материальной стороны дела. При чем тут экс-министр Павленко и Людмила Волынец, если все негативные факты, приведенные в статье госпожи Величко, касаются «старых» семей, открытых еще когда экс – министр ходил в школу? И открывали их по призыву партии и правительства. Исключение - семья Ларионовых, которую среди нескольких кандидатов отобрала одна из общественных организаций. Но тоже задолго до Павленко и повышения выплат родителям и детям. А выплаты тогда были такими, что на них не то, что бизнес делать - еле сводили концы с концами.

Теперь собственно о выплатах. Хотелось бы знать, где госпожа Величко взяла свои коммерческие цифры. Любой заинтересованный человек может легко проверить, что содержание одного ребенка в приемной семье или ДДСТ равно двум прожиточным минимумам для ребенка соответствующего возраста. Это около тысячи гривен на ребенка. На кого и кому платили 7 тысяч? Этот вопрос строго контролируется разными органами, и поверьте на слово, не переплачивают никому. Зарплата родителей, вернее денежное вознаграждение, составляет 30 % от этой суммы, но не более 5 прожиточных минимумов. Простая арифметика - на двух приемных родителей не более 2500 гривен. Это при максимальном числе детей в ДДСТ. У приемных родителей- 1,5 прожиточных максимум. Это около 700 грн. Покажите мне коммерсанта, которого такие суммы заинтересуют, особенно если вдобавок к ним ненормированный рабочий день без отпусков и выходных, никакой социальной защиты (на сегодняшний день даже права на трудовую пенсию!) и постоянные подозрения в корыстных интересах. А еще достаточно нелегкие дети, потому что их прошлое дает о себе знать постоянно - и в болезнях, и в учебе, да и просто в обыденной жизни. И еще контроль со стороны всех кому не лень. Но об этом - отдельно.

Контроль

Судя по статье, мы вообще предоставлены сами по себе, никто и никак нас не контролирует. Так вот, в реальности это далеко не так. Службы по делам детей раз в год пишут отчеты, а не контролируют нас. Отчеты по итогам года. А это, как говорится, две большие разницы! На деле всех наших детей в службе знают поименно. И не только фамилии-имена, но и статусы, проблемы, заболевания и т.п. О социальных службах и говорить нечего – мы уже порядком друг другу надоели – и психологические портреты детей, и решение текущих проблем, и тренинги. Дети уже настолько знают социальных работников, что могут сами им позвонить, например, чтобы помогли найти кружки по интересам или помогли определиться с выбором профессии. Это не говоря уже о том, что наши дети учатся в школах, посещают поликлиники. Наконец, у нас есть бдительные соседи – не дай бог кто-нибудь яблоко в чужом саду сорвет! У нас, конкретно, и в службе, и в ЦСССДМ работают нормальные люди. Но не везде так. Кое-кто из социальных работников может написать такую фразочку в отчете «Родители определили всех детей в музыкальные школы, чтобы меньше времени им уделять». Наверное, эти люди просто не знают, что в музыкальную школу детей надо возить, а потом еще контролировать домашние занятия. Моя дочь, профессиональный музыкант, очень смеялась…

Исходя из написанного госпожой Величко, контролировать нас должна самая кристально чистая категория общества – чиновники! Они – то уж точно знают, и как детей воспитывать, и как деньги тратить. Уважаемая, Вы точно из этой страны и с этой планеты? Разве Вам не известен основной закон нашего общества – чем больше зависит дело от прихоти чиновника, тем больше размер взяток? А еще есть другая мудрая фраза – «Хочешь развалить любое хорошее дело – возьмись его организовать»!

Что касается того, что Госдепартаментом не было организовано ни одной комплексной проверки – это тоже чушь! В апреле этого года была комплексная проверка госдепартаментом всех приемных семей и ДДСТ Украины.

А теперь самое интересное. Цитата из статьи : «Всего в течении 2007 года с целью защиты прав детей на опеку, попечительство, усыновление прокурорами возбуждено 60 криминальных дел, внесено почти 800 документов реагирования, по итогам рассмотрения которых к ответственности привлечено около 500 должностных лиц органов исполнительной власти, опротестовано около 800 незаконных актов.» И виноваты в этом, по мнению госпожи Величко , родители-воспитатели и приемные родители? Наверное, она думает, что это мы – должностные лица?! Уважаемая, это не мы нарушаем закон, а против нас и наших детей он так часто нарушается теми, кто, по Вашему мнению, должен нас контролировать! И по сравнению с этими цифрами те факты нарушений со стороны родителей, которые есть в Вашей статье, явно меркнут! Я не оправдываю горе- родителей, они позорят все наше дело и дают возможность облить всех нас без разбора грязью. Но количество нарушений законодательства в отношении наших семей во много раз больше!

Так как же проводить контроль? А может быть мы все вспомним, ради кого он проводится? Может быть мы спросим об этом у самих детей. Судя по статье госпожи Величко создается впечатление, что в ДДСТ только маленькие дети. Может кто-нибудь вспомнит, что уже около 500 бывших воспитанников ДДСТ достигли совершеннолетия и еще столько же детей в семьях старше 14 лет, то есть уже вполне самостоятельно могут высказать свои мысли! Может, стоит спросить у них, как сделать так, чтобы проверки не унижали их человеческого достоинства (бывали случаи когда проверяющие, чтобы проверить чистоту белья заставляли детей раздеваться до трусов и шарились в их личных вещах), чтобы им не напоминали, что они - государственные ( когда дети начинают возмущаться, что проверяющие ведут себя бестактно – их тут же ставили на место). Чтобы не унижали родителей постоянными подозрениями в корысти.

Статус сироты

Да, дети в приемных семьях и ДДСТ не теряют статуса сироты. Но они перестают чувствовать себя сиротами. У них появляется семья, родители, братья и сестры. Они приобретают чувство защищенности. И становятся неудобными, даже опасными для тех, которые работают по принципу – с глаз долой из сердца вон. Потому что когда они вырастают, то могут потребовать того, что декларируется законодательством - предоставления жилья, первого места работы. И не просто потребовать, а подать в суд и выиграть его. Конечно, с интернатскими выпускниками проще - где-нибудь прописали, гуманитарку дали –и все, дальше сам! А наши – личности. Вот и хочет система защититься от таких, как они. И льется грязь на всех и вся с единственной целью – похоронить систему независимых от чиновников семейных домов. Поэтому и начинается - их легче открыть, чем закрыть. Закрыть семейный дом можно. Но эта процедура требует доказательства вины родителей, что фактически то же самое, что и лишение родительских прав. И, слава богу, что по желанию чиновника расстаться с неугодными родителями невозможно. Можно уволить директора интерната, а вот маму уволить нельзя. Ох, как это неудобно для некоторых! Как хочется старой командной системы! И поэтому появляется команда на заказные статьи. Разве не удивляет тот факт, что в разных изданиях практически одновременно появляются «разгромные» статьи практически об одном и том же, а из Минсемьи идут слухи, что дана команда «фас» - готовится «разгромная проверка». Если дана команда, то будут «обнаружены» факты нарушения прав детей. Кто заказывает музыку- тот ее и танцует! Потому что тех, кто не найдет «фактов» можно и уволить. Потому что госпожа Величко с «командой профессионалов» явно метит на вакантное кресло директора госдепартамента. Поэтому и критикуют законы, приказы и пр. предшественников - эти законы явно будут мешать их профессиональной деятельности. Значит, надо готовить почву для их изменения. Значит, надо «убивать» предшественников.

Людмила Волынец

Очень интересная личность. Яркая, бескомпромиссная, резкая, иногда авторитарная. Поверьте, что больше, чем с ней спорили приемные родители, наверное, не спорил никто. Но одно надо признать – несомненный профессионал. И «в теме» разбирается, как больше никто на Украине. Для того, чтобы начать двигать реформы в нашей стране, и нужен был такой человек как она. Некоторые чиновники сравнивали ее с танком. А ей и приходилось переть танком на ежи, потому что система стоит насмерть. Именно потому, что департамент начал ломать схемы работы с международными посредниками, раскрывать для общества самую закрытую систему - интернаты, возвращать детей в общество. Она боролась с теми из нас, кто хотел на детях делать бизнес. Она требовала обязательной подготовки и мониторинга приемных родителей всех форм. При этом не все, что она делала, нам нравилось. Но с ней можно было хотя бы спорить, что-то предлагать. С ее уходом из департамента «демократия» закончилась. Знаете ли Вы что теперь ребенка-сироту из одного региона Украины нельзя взять в семью в другой регион? Это – негласное указание из Департамента. Дети стали крепостными – поздравляем! Это нигде не написано, но «вказивка була». И знаете почему? Потому что потом, когда ребенок вырастет, ему надо будет по месту происхождения предоставлять жилье! Ау, кто и кому из детей-сирот предоставил жилье, какой регион? В лучшем случае «вернули на историческую родину» - к родителям, лишенным родительских прав.

Госпожа Величко, а что Вы предлагаете? В вашей аналитической статье нет ни одного ответа на вопрос - что делать. Если Вы придете в Департамент, что будете делать - уничтожите приемные семьи и ДДСТ? А что взамен? Кого строить будем? Может, стоит не ругать предшественников, а предложить альтернативную программу, чтобы общество увидело, кто на самом деле профессионал? Или опять интернаты, которые в принципе признаны в мире нарушением прав ребенка? Просто за систему «коллективного воспитания» изобретенную в СССР.

Ирина Кожухарова, kozhukharova[at]rambler.ru



Данная статья принадлежит к категориям:
     Украина    О сиротах    Усыновление    Детские дома семейного типа    Приёмная семья    



  Контактная информация


Дешевое такси одесса Эконом такси - выгодные цены. Ждем Вашего звонка уже сейчас. | Постельного белья интернет магазин spi-ka комплект постельного белья интернет.