Детские дома и интернаты Запорожья

Добровольчество как «великая наука»

Некто спросил авву Антония: что мне нужно соблюдать, чтобы угодить Богу? Cтарец ответил: Куда бы ты ни ходил, всегда имей Бога пред своими очами; что бы ты ни делал, имей на это основание в Божественном Писании, и в каком бы месте ни находился, не скоро отходи оттуда

Автор: В. Калачева, кандидат педагогических наук, КРОМО "Равновесие"
Опубликовано: 2007-08-08 10-00-00  Просмотров: 2804


Некто спросил авву Антония: что мне нужно соблюдать, чтобы угодить Богу? Старец сказал в ответ: соблюдай, что заповедаю тебе. Куда бы ты ни ходил, всегда имей Бога пред своими очами; что бы ты ни делал, имей на это основание в Божественном Писании, и в каком бы месте ни находился, не скоро отходи оттуда. Соблюдай сии три заповеди и спасешься. Древний Патерик

С недавних пор тема добровольчества стала актуальной и даже модной. Помимо причин, лежащих на поверхности - низкий социальный уровень жизни, почет, оказываемый отдельным благотворителям государством, PR для депутатов, репутация для общественников и пр., есть здесь и причины духовные, как и во всяком явлении жизни. Нас, христиан, должны интересовать в первую очередь они, потому что, воспринимая лишь формальную сторону дела и услаждаясь ей, можно впасть в грех (данное слово, как известно, переводится, как «непопадание в цель»). Надо спросить себя: с какой целью осуществляется добровольческая деятельность? Что мы хотим получить в конечном итоге: переустройство мира, построить в России рай, решить социальные проблемы, с которым не справляется государство? Нам на помощь приходит Евангелие, которое провозглашает вечные истины о любви к Богу и ближнему. Таким образом, в основании милосердия, милостыни ставится нравственное возрастание человека в меру возраста Христова, осуществляемое через молитву, евхаристическую жизнь и прочие средства, дарованные нам Святой Православной Церковью и указанные в Священном Писании и Священном Предании, и, с другой стороны, движимые любовью дела, направленные на облегчение участи ближних.

Почему об этом стоит задуматься? Потому что благими намерениями часто вымощена дорога в ад. Как говорил святой Антоний Великий: «Есть люди, которые изнурили тело свое подвижничеством и, однако ж удалились от Бога, потому что не имели рассудительности». Кажется, что плохого в поголовной мобилизации на социальное служение? Мы постоянно рапортуем о создании отрядов, центров, обществ. Пресса буквально пестрит материалами о технологиях, тренингах, методах поощрения добровольческого труда, списанных с западных образцов.

Для мира нехристианского это понятно: надо мотивировать сытого буржуа, дабы он оторвался от телесериала или похода в бутик, и обратил внимание хотя бы на одну из проблем тех, кому тяжело, голодно и холодно. Католическому и протестантскому миру, находящемуся в заблуждении относительно Истины, добровольчество - это нечто особенное, из рода «сверхдолжных» заслуг, поэтому человеку этой традиции мало знать, что там говорил Христос о чаше воды, поданной нуждающемуся, ему нужны специальные методики применения данного изречения к своей жизни. Отсюда и неисчислимое количество семинаров, конференций, упражнений, лагерей и пр. инициатив. Людям неоткуда черпать душевные силы для оказания милостыни ближнему. Им дают определенную психологическую подкормку, философскую базу, чтобы и в добровольчестве они чувствовали себя КОМФОРТНО.

Кроме того, западные волонтеры отнюдь не хотят приобрести любовью души нуждающихся для Царствия Небесного или спасти свою душу, им хочется почувствовать СЕБЯ уважаемыми, значимыми, реализовавшимися, известными, чтобы сказать «Мне есть, чем гордиться!». То есть у этого добровольчества антихристианские цели. Не случайно, одной из актуальных тем волонтерской работы за рубежом сейчас является обеспечение сытой старости, преодоление возрастных немощей, отдаление смерти (не готовиться к ней, но отодвинуть во времени, словно это что-то меняет), то есть решение вполне земных вопросов.

Православному человеку ясно, что Источником всего благого является Христос, что жизнь - это путь скорбей и тягот, в горниле которых закаляется душа для жизни вечной, что доброделание всегда граничит с искушениями, гонениями, несправедливостями, и что Бог сверх меры испытаний не дает.

Посмотрим через призму Православия на добровольчество.

1. Добровольчество - это потребность православного человека, смыслом жизни которого является уподобление Христу. Не зря в народе существует способ узнать, правильно ты поступаешь или нет: подумай, поступил бы так Христос в Своей земной жизни. Евангелие просто исполнено примеров милосердия Христова - исцелений, заботы, участия в судьбах отверженных, сирых и убогих, скорбящих братьев и сестер.

2. Мотивацией и психологической поддержкой добровольца является молитва и воцерковленная жизнь. Человек, живущий от Причастия до Причастия, не нуждается в разучивании речёвок, игр, песен, чтобы не упасть духом и разувериться при виде горя окружающих людей.

3. Основная забота добровольческих центров, объединений, сообществ - это конкретная помощь ближним: бомжам, ветеранам войн и участникам военных действий в «горячих точках», малоимущим, сиротам, кризисным семьям, одиноким старикам, инвалидам, заключенным и всем, кто нуждается в помощи и поддержке. Понятно, что создание вида активной деятельности всегда приятнее самой деятельности, но Православие учит жизни, а не иллюзиям. Все обучение добровольческой деятельности должно сводиться к обучению необходимому виду работы: если человек идет в больницу, ему надо дать требующиеся начальные медицинские знания и дать попрактиковаться, чтоб он понял, на что способен; если он переписывается с заключенными, то тут его необходимо познакомить с психологией сидящих в неволе и т. д. Для этого не надо изучать историю добровольчества от Адама, труды о сущности, приемах и методах добровольчества вообще. Этим занимаются историки, социологи, педагоги, психологи, то есть люди, имеющие в данной области научный интерес. У нас же комическая ситуация: приходит в отряд добровольцев девочка, которая хочет помогать, допустим, в госпитале ветеранов, ухаживать за бабушками в плане гигиены и кормления. А ей начинают толкать теорию, которая ничего общего не имеет с элементарным перестиланием простыней, а вот как эти простыни правильно перестелить, чтоб у болящей пролежней не было, ей как раз не говорят. Время, когда девочка увидит реальную бабушку, может затянуться на месяц-другой. Какой смысл в этом псевдообучении? Девочка не делает того, что желала бы. Бабушка как страдала, так и страдает.

Всякое обучение должно сопровождаться духовным окормлением, чтобы в непростой жизненной ситуации или при «выгорании» доброволец не к психоанализу или йоге прибегал, погружая себя в гибельную бездну, а к православному священнику, что для православного человека естественно. Многие могут сказать, что современная психология получила неслыханное развитие и грех пренебрегать наукой. В данном случае не грех, поскольку, как говорят маститые психологи (в частности, В. Слободчиков), не чуждые духу Православия, а то и исповедующие его, Святые Отцы в психологии человека дали гораздо больше, чем все современные учения вместе взятые, потому что в данной «науке о душе» полностью отсутствует понятие предмета исследования, то есть души. Посему сотрясения воздуха там гораздо больше, чем собственно, полезных результатов.

4. Надо обратиться к опыту православного доброделания. Он куда понятней, чем опыт каких-нибудь американских волонтеров, и главное, он не враждебен нам духовно. И кстати, обращение к православной истории милосердия поможет снять все вопросы формы: как учить, чему, кого, зачем, что читать, что делать и т. д. Чем, допустим, были мотивированы сестры милосердия Марфо-Мариинской обители? Или что побуждало святителя Иоанна Златоуста содержать на свое жалование почти 8.000 бедных и два госпиталя для низших слоев населения? Наверное, не постоянное участие в специализированных тренингах и семинарах, типа: «Хочешь стать волонтером? - Спроси меня как!».

Подытоживая размышления, хотелось бы сказать, что мы (хотя бы формально) православные христиане, поэтому в любом начинании вдохновляемся подвигом Христа, а не писаниями философов и моралистов, одурманенных ложью, то есть эвдемонистической или утилитарной этикой современного мира, в какие прекрасные обертки эти писания ни были бы завернуты. Антихрист тоже явится миру как общественный деятель, который предложит такой миропорядок, что все бедные обретут кров, все алчущие будут насыщены, а кругом будет царить «мир и безопасность». Так что ж, нам потом у него учиться?

В. Калачева, редактор вестника

Социального центра «Попечение»,

кандидат педагогических наук





Данная статья принадлежит к категориям:
         О сиротах    Благотворительность    О благотворительности    



  Контактная информация